МАЛышевскАЯ РОДИНА
ДОСТУПНО ОБ ИЗУМРУДНОМ КРАЕ

Если крикнет рать святая:
«Кинь ты Русь, живи в раю!»
Я скажу: «Не надо рая,
Дайте родину мою».

Гой ты, Русь, моя родная…
Сергей Есенин.

Изображение: uvelir.info

Про богатство Изумрудного края

Можно ли вывести российский рынок цветных драгоценных камней из забвения?

Когда в 1998 году принимался Федеральный закон «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» № 41-ФЗ, это был прогрессивный акт, вводящий институт частной собственности на драгоценные металлы и драгоценные камни. Наверное, тогда еще не было понятно, какие из секторов ДМДК будут процветать, а какие — загибаться. Хотели, чтобы все сектора процветали. С тех пор прошла четверть века, и теперь мы видим, что, в принципе, закон работает, сфера ДМДК в России развивается.

Но есть в сфере ДМДК одно направление, которое у нас даже не стагнирует, а просто тихо умирает. Это добыча и обработка цветных драгоценных камней. Удивительно, но внеся за 25 лет в упомянутый закон 25 поправок, так и не было практически ничего сделано для того, чтобы процесс деградации добычи и обработки цветных драгоценных камней хотя бы остановился. А нужно — чтобы этот процесс пошел вспять, и сектор цветных камней начал бы развиваться.

Нелюбимая падчерица сферы ДМДК

Отрасль ДМДК не обделена вниманием государства — законотворчество здесь идет полным ходом. Правда, все более по части совершенствования контроля за добычей и оборотом ДМДК — тому послужили и учреждение новой федеральной службы — Федеральной пробирной палаты, и внедрение системы ГИИС ДМДК. Видимо, считается, что развиваться отрасль и так сама будет, за счет предпринимательской инициативы. Это верно, капиталистический подход, конечно, работает. Но только в том случае, если для бизнеса видна достаточная прибыль от усилий. Иначе это уже не бизнес.

Логично предположить, что если число субъектов предпринимательской деятельности в сфере добычи и обработки цветных драгоценных камней стабильно сокращается, то это значит, что как-то не слишком привлекательной выглядит для бизнеса эта сфера деятельности…

Но вот что интересно: нет борьбы на рынке за «лакомые кусочки», нет обиженных игроков — нет и проблемы для регулятора. Автор этих строк едва ли не в одиночку на протяжении всей четверти века пытался на всех доступных площадках, на самых разных «круглых столах», совещаниях и слушаниях обращаться ко всем ветвям власти обратить внимание на законодательные проблемы регулирования сферы цветных драгоценных камней. Призывал к либерализации оборота цветных драгоценных камней, без которого их российский рынок никак развиваться не будет. Слушали, принимали во внимание. В принципе, ничего не оспаривали, периодически даже обещали предложить внести в регулирование послабления. Но годы шли, а ничего не менялось. И лишь единственный раз, в 2005 году, на слушаниях в Государственной Думе РФ, мне был дан четкий ответ в крайне неприятной форме: «Кто-то пытается здесь разрушить систему государственного регулирования рынка драгоценных камней…» А разве в системе государственного регулирования чего-либо есть самоценность, если это самое регулирование не приводит к развитию сферы и не приносит никакой пользы ни обществу, ни государству?

Отчасти, само название Федерального закона «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» сыграло со сферой цветных драгоценных камней злую шутку. Назывался бы он «О драгоценных металлах и алмазах» (к чему и призывал все время автор этих строк), то и проблем бы не было! А так — раз есть в общепринятом в мире перечне gemstones не только алмазы, но и цветные драгоценные камни, то, значит, и их судьбой государство усиленно занималось.

Вот только де-факто занимался этими цветными драгоценными камнями в основном не бизнес, а ГОХРАН. Даже внести вопросы оборота цветных драгоценных камней в повестку дня совещаний отраслевых бизнес-объединений все годы была проблема — не интересует никого вопрос цветных камней. Очень мало в России бизнес-участников рынка, кого бы эти вопросы интересовали.

А, собственно, кто же все-таки есть из бизнеса на российском рынке цветных драгоценных камней?

Во-первых, это Акционерное общество «Мариинский прииск», принадлежащий Госкорпорации «Ростех» и добывающий изумруды и александриты.

Во-вторых — менее 98 субъектов микро-бизнеса и 2 субъекта малого бизнеса, задекларировавших, согласно данным Росстата, деятельность по коду 32.12.4 «Обработка драгоценных, полудрагоценных, поделочных и синтетических камней, кроме алмазов». Менее 100 компаний, включая те, что занимаются обработкой не драгоценных, а полудрагоценных, поделочных и синтетических камней. Причем заявить о работе в данной сфере — еще не значит, работать в ней на самом деле. А в 2001 году таковых было в России, согласно данным Росстата, 305 субъектов. Немного, конечно, но, все же — втрое больше, чем сегодня.

Так вот, регулирование рынка цветных драгоценных камней, судя по всему, «Ростех» вполне устраивает. Да и что такое крошечная компания АО «Мариинский прииск» для гиганта «Ростех»? Мелкий непрофильный актив, про существование которого глава «Ростеха», возможно, вспоминает с трудом.

А упомянутому микро-бизнесу, работающему на рынке цветных драгоценных камней, уж точно совсем не до отстаивания своих интересов у государства. Им бы свести концы с концами…

Вот и получается, что на рынке цветных драгоценных камней в России есть два игрока — ГОХРАН, т. е. государство, и изумрудодобывающая компания «Мариинский прииск», способная сколь угодно долго продолжать существование на дотации материнской компании в любых рыночных или нерыночных условиях. Но об этой компании поговорим в другой раз.

Если углубиться в потоки нормативно-правовой базы регулирования фактически несуществующего российского рынка цветных драгоценных камней, то может сложиться впечатление, что рынок еще как жив. А разве может быть иначе? Если же цветные драгоценные камни в законе, и есть у ведомства функция их оборот регулировать. Вот и обновляется нормативно-правовая база оборота цветных драгоценных камней.

Про позитивные новеллы в части регулирования рынка драгоценных камней в последней редакции Федерального закона № 41-ФЗ «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» R&P уже рассказывал. Стоит повторить — впервые в истории гражданам Российской Федерации косвенно разрешили владеть неоправленными в ювелирные изделия драгоценными камнями. Косвенно — потому, что сделано это в тексте закона не прямой нормой типа «Физические лица имеют право совершать сделки и владеть обработанными драгоценными камнями», а через определение того, что такое скупка и что можно у физических лиц скупкам скупать. Но хотя бы так, боязливо. Все лучше, чем правовой вакуум в условиях, когда по факту действует правило «нельзя, если разрешение не оговорено».

И несмотря на то, что норма вступит в силу только через год, с 1 марта 2024 года, уже сегодня на таких площадках, как «Авито», сразу после публикации обновленного законопроекта появилось довольно много объявлений от физических и юридических лиц о продаже ограненных драгоценных камней. Рынок пока крошечный, но сразу начал оживать. Все-таки, частная коммерческая инициатива — великая вещь, если она напрочь не придавлена государственными запретами!

В развитие обновлений основного отраслевого закона теперь начала обновляться и подзаконная база. Взамен действующих правил скупки ДМДК, утвержденных постановлением Правительства РФ от 7 июня 2001 г. № 444, подготовлен проект обновленных — https://regulation.gov.ru/projects#npa=136289.

Скупка — сегодня если не единственный, то очень важный инструмент возможности развития внутреннего рынка драгоценных камней. Это на сегодня почти единственный способ создания их вторичного рынка. Не зная, как за приличные деньги впоследствии будет можно продать драгоценный камень, очень мало кто в России готов его дорого покупать, даже если камень по мировым меркам стоит гораздо дороже. К сожалению, прежде всего, благодаря государственному регулированию рынка, почти никто в России не видит в цветных камнях самоценность.

Казалось бы — сейчас самое время воспользоваться обновлением документа, и устранить все имеющиеся атавизмы регулирования. В частности, атавизмы правил скупки цветных драгоценных камней. Увы, этого не видно из текста проекта.

Замерять нечем, но вы замеряйте, и за правильность замеров ответите

В обновляемых «Правилах…» планируется сохранить требования по указанию не только наименований, но и характеристик скупаемых драгоценных камней. Казалось бы, нормальные требования. Но все дело в том, что знать характеристики камней и сдатчику, и скупщику нужно было бы только для того, чтобы камни правильно оценивать, и опираясь на некие прейскуранты определять цену сделки по скупке. Однако регулятор устанавливает за скупщиком ответственность за «правильность оценки ценностей в соответствии с законодательством РФ». А как можно скупщику «правильно» оценить камень, если важнейшей составляющей оценки драгоценного камня является его цвет и чистота, определяемые геммологом в соответствии с законодательством РФ по эталонной коллекции соответствующих драгоценных камней, комплекты которых есть лишь в ГОХРАНЕ и на специальном таможенном посту? «На глазок», в прямом и переносном смысле слова.

Все эти 25 лет действия закона № 41-ФЗ ожидалось какое-то волшебное решение вопроса появления инструментальной оценки достоверных характеристик цветных драгоценных камней, но волшебство не состоялось, а требование из старого документа удивительным образом теперь перетекает в новую редакцию правил скупки. С ответственностью за «правильное» определение характеристик драгоценных камней. Между прочим, согласно действующего законодательства России, обязательные требования для бизнеса, к коим относятся требования по обязательному определению характеристик драгоценных камней, должны быть исполнимыми. А рассматриваемое требование не может быть полноценно исполнено в принципе из-за отсутствия инструментария!

Даже самые высококвалифицированные эксперты геммологических центров обычно с осторожностью, в предположительных формах указывают факторы, относящиеся к драгоценным камням, если в них не до конца уверены. А здесь — юридическая, а не коммерческая ответственность за «правильное» определение характеристик!

Другое дело, если скупка по собственному желанию будет сообщать сдатчику характеристики камня. Т. е. эта опция должна быть правом, но не обязанностью скупки. Без несения ответственности скупки за экспертизу камня перед сдатчиком.

Ваш камень стоит дорого, но мы можем купить его дешево

Предположим, в каждой скупке есть опытный геммолог, умеющий «на глазок», без эталонов, совершенно точно оценивать и цвет, и чистоту драгоценных камней. Но тогда, в соответствии с определенными характеристиками, должны быть рассчитаны и цены скупаемых драгоценных камней на основе действующих в России прейскурантов. Т. е. рассчитываться на основе прейскурантов ГОХРАНА (других у нас нет), действие которых, по идее, только на ГОХРАН и должно распространяться. И какая же скупка захочет скупать камни у физических лиц по этим ценам ГОХРАНА? Никакая и никогда. Стало быть, либо при «правильной» оценке драгоценных камней никакие скупки никогда скупать драгоценные камни не будут, либо, как это также прописано в проекте правил скупки, цена сделки будет договорной.

Но если цена сделки между сдатчиком и скупщиком может быть договорной, то зачем тогда вообще обязывать скупку определять характеристики драгоценных камней? Чтобы честно проинформировать сдатчика, сообщив ему что-то типа «ваш камень стоит 50 тысяч, но мы, к сожалению, предлагаем за него только 5 тысяч»? Регулятор правда верит в эту идиллию? На деле, понятно, сдатчику «правильную» сумму в 5 тысяч и назовут. Вот только манипуляции все эти с определением характеристик и прейскурантами покупателю зачем? Да и что покупателю могут сказать эти дроби типа 3/2?

А не лучше ли просто прописать, что цена скупки камней договорная, но, при желании сдатчика, за его деньги камень может быть направлен на экспертизу в геммологическую лабораторию? Т. е. скупка может оказать сдатчику услугу, если она востребована. По крайней мере, это будет честно по отношению к сдатчику. В конце концов, скупки можно просто обязать вывешивать перед окошком табличку с надписью типа «Если вы сдаете изделие с камнями, ценность которых вам кажется значительной, рекомендуем сначала обратиться в геммологическую лабораторию для их идентификации и оценки по такому-то адресу».

Но и это не все. Сегодня геммолог «средней руки» в скупке вряд ли сможет надежно отличить бриллиант из природного алмаза от бриллианта, изготовленного из синтетического алмаза. Однако разница в цене этих камней очевидна. С цветными драгоценными камнями где-то проще, но и технологии синтеза все время развиваются. Кроме того, синтетический камень — это по российскому законодательству вообще не драгоценный камень. Так, может быть, и определение наименования скупаемого камня также не следует требовать от скупки? Все-таки, скупка — это не геммологический центр. Да и камней-то что-то стоящих, справедливости ради, даже в Москве приносят в скупку так редко, что затраты скупок на геммологов и оборудование для них едва ли оправданы необходимостью.

Другое дело — реализация скупленных камней уже самой скупкой. Однако при реализации скупка может легко воспользоваться сторонними услугами на аутсорсинге, геммологических лабораторий, доставляя туда скупленные камни партиями.

Скупки как магазины вторичного рынка ювелирных камней

Скупка вполне может играть роль магазина вторичного рынка ювелирных камней. Всех, не только юридически драгоценных. Необходимо в новых «Правилах…» дать скупкам право самим реализовывать камни физическим лицам. Юридические лица в большинстве своем не заинтересованы у скупок приобретать камни, ведь для производства нужны партии калиброванных камней. А вот для физических лиц купить для изготовления ювелирного изделия на заказ бывший в употреблении хороший камень дешевле, чем новый, будет вполне интересно. Если, конечно, покупатель будет уверен, что цена — адекватная, а камень — «настоящий».

Как было отмечено, сегодня на «Авито» и подобных площадках драгоценные камни уже появились. Но если идея раскрутки скупок как торговых площадок бывших в употреблении ювелирных камней окажется рабочей, востребованной, то это даст импульс развитию рынка. Зная, что камень в ювелирном изделии тоже «стоит денег», интерес к драгоценным камням у населения будет понемногу развиваться. Почти инвестиционный подход населения «случае чего, пригодится на черный день» с годами должен сработать на пользу развитию рынка драгоценных камней. Даже безо всякой рекламы на продвижение. А скупки, как организации, в развитии рынка камней тоже должны быть заинтересованы, это ведь дополнительные обороты.

Естественно, все вышеперечисленное, должно относиться не только к скупкам, но и к ломбардам, принимающим в залог ювелирные изделия с камнями.

А как работать скупке с сертифицированными драгоценными камнями?

На первый взгляд, работа скупки с сертифицированными драгоценными камнями может выглядеть более простой — ведь заранее известны все характеристики камня. Да, но ведь камень может быть подменен, и сертификат может быть фальшивым. И, главное, цена данного камня сдатчику заранее уже известна. Правда, это цена его покупки…

С учетом всех затрат и рисков скупок, реально низкой ликвидности такой товарной группы на рынке, спред между ценой покупки и продажи будет, надо полагать, крайне высоким. Пойдет ли такая деятельность скупок рынку драгоценных камней на пользу? Вряд ли. Скорее, наоборот — столкнувшись с реальным спредом, владелец сертифицированного камня будет неприятно шокирован. И уже никогда больше не купит сертифицированный драгоценный камень…

Но это никак не означает, что прав на скупку сертифицированных драгоценных камней у ломбардов быть не должно. Напротив, чем больше будет точек реализации ранее приобретенных камней, тем лучше для их рынка. Это аксиома.

На самом деле, проблема лежит гораздо глубже — в наличии обязательных к применению прейскурантов на драгоценные камни как таковых. Они были хороши, когда едва ли не любой драгоценный камень, добытый в России, предназначался для экспорта. И становятся проблемой, когда возникает потребность формирования внутреннего рынка.

А еще глубже — в особом порядке регулирования добычи, обработки и оборота цветных драгоценных камней. Только их полный вывод из юрисдикции 41-ФЗ «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» обеспечит адекватный затратам бизнеса рыночный спрос, а вместе с ним — и рост добычи, рост обработки, рост использования в ювелирных изделиях. Конечно, без рекламного продвижения рынку развиваться не удастся. Но именно свобода предпринимательства в сфере цветных ювелирных камней и даст импульс их рыночному становлению, подтянет в сферу деньги, которых хватит и на рекламу.

Владимир Збойков

Источник: uvelir.info

ПОДЕЛИТСЯ В СОЦСЕТЯХ
КОНТАКТЫ

Возможно вам будет интересно

Беспутина Галина Ивановна ПЖ п. Малышева
Почетный гражданин МГО

Беспутина Галина Ивановна

Преподаватель Русского языка и литературы. Секретарь комсомольской организации учителей школы. Проработала завучем школы №3 25 лет.